PostHeaderIcon Скелеты в шкафах ("Девушка с татуировкой дракона")

 

Действие происходит в Стокгольме, Хедебю и Хедестаде (последние пару, кстати, вымышленных места). Журналисту доверили расследовать странное исчезновение родной племянницы престарелого мажора – дело столетней давности. По ходу событий, однако, стает известно, что возможная смерть шестнадцатилетней девчушки – не больше, чем звено в череде убийств разной степени сложности и изощренности. И компаньону политического издания "Millennium" больше ничего не приходится, кроме как доделать свое дело до итога.

За американское воспроизведение шведского фильма Стига Ларссона (к великому сожалению ныне скончавшегося) взялся Дэвид Финчер, владелец определенных знаний в постановке сложных детективов и не очень большой любитель ярких тонов. Однако это не первое воспроизведение воплощения "Девушки с татуировкой дракона": относительно недавно, в 2009 году во всемирный прокат вышла новая германо-скандинавская версия выяснения Блумквиста с Михаэлем Найквистом и Нами Рапса в главных ролях.

И да – это не пересъёмка, а именно новая экранизация романа.

 

Главной внушительной силой "Девушки..." Финчера стал ее визуальный наряд. Красочная заставка в самом начале фильма, сопровождающаяся самым отменным кувертом на Immigrant Song от Тренда Рез нора и Аттикуса Росса (которые, между прочим, уже сотрудничали вместе с Пинчером над «Социальной сетью»), в самом начале задается тон всей истории. Мрачная обстановка фильма, выдерживается в холодных тонах, пропитывается традиционным для создателя пессимизмом. Он, как всегда, не стесняется абсолютно ничего, будь то: сексизм или сексуальный садизм, просто картины секса или же воспроизведение с частичным расчленением (малость, правда) – все будет отображено без прикрас и, часто, крупным планом. И схожая бешеная натуралистичность, вместе с пронизывающим качеством безнадежности, сильно бьет по нервам и мозгам на протяжении всего сюжета фильма. Другими словами, если вы хотите вести на этот фильм подругу, то лучше бы вам удостоверится, что она является фанатеет от творчества Ларисина. Европейский фильм, между прочим, в этом плане был попроще.

Кроме этого, Финчер очень хорошо показал на экране психологию обычного садиста, причем сдено это, обходясь практически без слов. Однако тут же он заменяет одну мысль другой, от этого, впрочем, фильм абсолютно не страдает. А еще, никогда не нужно недооценивать "не похожих на нас": в них-то, зачастую, и скрыт титанический потенциал, просто обычно глубже, чем хотелось бы. Ведь у всех людей есть свои маленькие и не очень секреты.