PostHeaderIcon Бесславные ублюдки (Inglourious Basterds)

Вторая мировая. Фашистские ищейки рыщут по сломленной Франции в поисках евреев. Охоту на ведьм возглавляет полковник Ганс Ланда (Кристоф Вальц), полиглот, любитель курительных трубок, знаток хороших манер и просто приятный во всех отношениях мужчина. Он безошибочно определяет местонахождение несчастных, ибо, по его собственному утверждению, думает как еврей. Бедняжка Шосанна Дрейфус (Мелани Лоран) – единственная, кому удаётся выжить после очередного налёта ССовских головорезов. Она бежит в Париж, где становится хозяйкой уютного кинотеатра. В это же время во Францию пребывает отряд еврейских солдат под руководством лейтенанта Альдо Рейна (Брэд Питт). Их задача – уничтожать нацистов. Неделя трудов, и вот уже сам фюрер содрогается от одного упоминания о новых подвигах «ублюдков». Вскоре пути Шосанны и Альдо Рейна пересекутся, но они об этом так и не узнают…
Лобовое столкновение Квентина Тарантино и военной тематики вызывало не только закономерный интерес, но и серьёзные опасения. Шутить над событиями Второй мировой, конечно, можно, но важно чувствовать ту грань, за которой кончается юмор и начинается банальное шутовство, порождающее не смех и улыбку, а явное отторжение. От режиссёра, чьи постмодернистские жернова перемололи почти всё – от заветов «новой волны» до эстетики B-movies 70-х, – можно было ожидать чего угодно, и прежде всего: поверхностного фиглярства, старых приёмов, не работающих в новой системе координат. Несмотря на множество собственноручно расставленных ловушек, Тарантино удалось выйти из ситуации с достоинством, не без потерь (по-другому и не бывает), но живым и невредимым.

Сама форма повествования (деление картины на главы, былинообразный титр «Однажды в оккупированной нацистами Франции…») даёт ясно понять, что перед нами не фильм о страшной войне, имевший место в 1939-1945 гг., а добродушный анекдот на тему, в котором даже Гитлер способен вызвать симпатию, а отсылки к творчеству Ленни Рифеншталь миролюбиво соседствуют с диалогами о Кинг-Конге. Историчность «Ублюдков» ограничивается костюмами и причёсками эпохи, во всём остальном – фирменное тарантиновское блюдо с множеством смысловых, языковых и музыкальных шуток, нескончаемым словоизвержением и синефильской страстью к цитатам и аллюзиям на классику жанра.

С помощью одной не оригинальной, но очень точной метафоры (финальная развязка в кинотеатре Шосанны) Тарантино признаётся в любви кинематографу как таковому. Его «Ублюдки» – дань уважения не отдельному жанру, направлению или режиссёрам, а собственно кино, в котором пресловутое ч т о теряется в тени восхитительного к а к. Выкладывая перед зрителем все козыри, ничего не тая и не пряча, Квентину удаётся создать удивительный и совершенно автономный кино-конструкт, где количество подтекстов сведено к минимуму, а созданный режиссёром контекст заражает собой с первых минут. За видимой легкостью подачи здесь скрывается кропотливая приладка и проработка каждой детали: монолога, ракурса, мизансцены, отдельной фразы.

После пятилетнего топтания на месте («Убить Билла. Фильм 2», «Доказательство смерти») Тарантино вновь попал в яблочко. Несмотря ни на что, он по-прежнему остаётся одним из лучших кинорассказчиков. А в «Ублюдках» определённо есть на что посмотреть.